ИНТЕРВЬЮ С ЭЛИЗАБЕТ ЛУКАС №7 ИЗ СЕРИИ «КАКИМ ОБРАЗОМ ЖИЗНЬ МОЖЕТ СЛОЖИТЬСЯ»: ПРЕОДОЛЕНИЕ ЗАВИСИМОСТЕЙ

В 2017 году была записана серия интервью с Элизабет Лукас (ЭЛ). Интервью были проведены и записаны Микаэлем Рэг (МР). Наша коллега из Канады Мария Маршалл прослушала, записала и перевела эти интервью с немецкого языка на английский. Выражаем признательность и благодарность Микаэлю и Марии за позволение на перевод и публикацию на русском языке данной серии интервью. Перевод с английского на русский выполнен Ириной Топаж.

МР: Очень рады приветствовать всех наших зрителей. Наш выпуск называется «Каким образом жизнь может сложиться», и тема, посвященная преодолению зависимостей и пагубных привычек, напрямую связана со свободной жизнью без зависимостей и жизнью, наполненной целью и смыслом. Сегодня мы вновь приветствием в студии доктора Элизабет Лукас, известного психолога, которая консультировала многих людей, борющихся с зависимостями в ее центре в Фюрстенфельдбруке, где она практиковала логотерапию. Она также работала в консультационных центрах по борьбе с зависимостями в Мюнхене. Нам посчастливилось, что у нее есть опыт в этой области. Доктор Лукас, мы часто слышим высказывания людей, что зависимость сегодня является гораздо более серьезной проблемой, чем раньше, когда жизнь была более трудной с экономической точки зрения. Можете ли вы подтвердить это утверждение?

ЭЛ: В современном мире мы располагаем гораздо большими средствами, а это означает, что имеем и более разнообразные возможности. Перед человеком открывается больше вариантов, и мы видим различные формы зависимостей. Однако что касается того, является ли эта проблема более распространенной, чем раньше, я бы не согласилась с этим утверждением, особенно если мы посмотрим на распространенность курения и алкоголизма в прошлом. Здесь следует сказать, что алкогольная зависимость может коснуться очень умных, талантливых и очень способных людей, которые поддались ей не из-за невежества, недостатка знаний, или потому, что хотели разрушить все вокруг себя, но людей, которые, попав в тиски зависимости, не смогли ее преодолеть. Итак, нам следует говорить о зависимости как об очень серьезной проблеме, мы не можем просто надеяться на лучшее, что эти люди в конечном итоге покончат с зависимостью и «преодолеют ее», ведь они уже находятся во власти аддикции, которую будет очень трудно преодолеть. Это отчаянное положение людей с зависимостью.

МР: Вы упомянули о серьезности ситуации, и некоторые люди даже говорят об этом как о болезни. Что в действительности является основной причиной возникновения зависимости?

ЭЛ: Первопричина, например, в случае алкогольной зависимости заключается в следующем: мозг большую часть времени функционирует в зоне с оптимальным количеством положительной стимуляции. В пределах этой зоны он реагирует на колебания стимуляции, положительные или отрицательные, которые возникают в рамках повседневной деятельности, но относительно легко возвращается в зону нормального, обычного состояния функционирования. Человек осознает счастье, печаль и т. д., но мозг возвращается в свое оптимальное состояние в пределах зоны, которая обеспечивает его оптимальное функционирование. Когда человек принимает наркотики или алкоголь, он искусственно стимулирует мозг, вызывая эйфорическое состояние (состояние счастья или самозабвения). Некоторые люди пьют или принимают наркотики, чтобы искусственно стимулировать мозг и вызвать это чувство благополучия, счастья и т.д. Когда это происходит, и мозг достигает эйфории и состояния повышенной стимуляции с помощью искусственных средств, он не может вернуться в свою обычную зону медленно, просто и легко, а следует волнообразной кривой, которая переходит от эйфорического (высокого) к дисфорическому (низкому) уровню, а затем постепенно возвращается в нормальную зону. В то время как человек следует за этой волной, он находится в состоянии низкого уровня некоторое время, прежде чем все вернется к норме. В состоянии низкого уровня человек чувствует себя плохо как физически, так и психологически до тех пор, пока маятник не вернется в нормальное состояние. Существует два типа результатов. У некоторых людей мозг имеет тенденцию к тому, что ему становится все труднее вернуться в нормальное положение после употребления алкоголя или наркотиков. Для другого типа людей частая стимуляция и частота эйфории сопровождаются более частыми случаями дисфории, вплоть до того, что мозг не в состоянии вернуться к нормальному уровню стимуляции. Таким образом, эти люди испытывают дрожь, нервозность, недостаток концентрации, дискомфорт. Они не хотят находиться в таком состоянии слишком долго, а кто бы хотел? Таким образом, единственное решение, которое они видят — это снова выпить и искусственно стимулировать свой мозг к эйфории, что приведет к более длительной и выраженной дисфории. В конце концов, человек пьет не для того, чтобы снова стать счастливым, а только для того, чтобы покончить с этой несчастной ситуацией, которую он больше не может терпеть. В этом и кроется корень зависимости.

МР: Мы слышим о различных формах терапии, и удивительно слышать, как мало известно о реальной эффективности этих методов. Почему вероятность успеха так низка?

ЭЛ: В конечном итоге, нужно было бы поддерживать состояние низкого уровня в течение длительного времени, пока мозг не сможет вернуться в свою зону и снова функционировать в нормальном ритме. Это занимает много времени, и человек должен быть готов действовать радикально, если он хочет добиться успеха. Нужно иметь сильную мотивацию с самого начала, понимать, зачем вообще это делать. Таким образом, лучшая терапевтическая помощь на этом этапе — это поддержка в стремлении сохранять терпение, мириться с этим состоянием и держать себя в руках до тех пор, пока не вернется нормальный ритм. Но если человек освобождается от зависимости и в этот момент видит опустошение и разорение, и что он, возможно, потерял семью, работу и карьеру к этому моменту, ему трудно не поддаться отчаянию. Ведь на данный момент у человека очень мало собственных ресурсов, чтобы постепенно перестроить свою жизнь, и для этого ему нужна психотерапевтическая помощь. Легко поддаться сомнениям, потому что большая часть прежних связей исчезла, и если человек поддается сомнениям, у него возникает рецидив.

МР: Тем не менее, есть терапевтические методы, которые оказались успешными. Например, христианский подход, основанный францисканским монахом «Фазенда де ла Эсперанса» [Фазенда надежды, 1983, Фр. Ханс Штапель]. Он был основан в Бразилии, а теперь известен в Германии и других странах. Люди, которые приезжают туда, живут на ферме и много времени посвящают работе, помогают сажать или строить. Остальное время проводят за спокойным чтением Библии. Они должны превратить библейские чтения в практический образ жизни. Сообщается, что эти программы очень успешны. Как бы вы объяснили причину такого успеха?

ЭЛ: Работа, движение, физическая активность очень полезны для измученного зависимостью организма. Я думаю, что есть много пользы в том, что они делают. Они ориентируются на надежду и ценности. Трансляция надежды и ценностей очень важна. Люди, страдающие зависимостями, как правило, достигают такой стадии, что их тела испытывают ужасную тягу, и в это время очень трудно не потянуться к наркотикам или алкоголю. Расслабление, медитация, аутогенная тренировка, йога или тексты, которые успокаивают и освобождают, могут помочь сохранить надежду и ценности. Я не знаю, так ли хорошо известен этот аспект, но еще, что они делают, — закрепляют за каждым человеком наставника, который словно становится его «ангелом-хранителем». Возникает атмосфера доверия и ответственности, где каждый может поделиться своими чувствами, какими бы трудными они ни были. Эта связь с другим человеком и чувство ответственности оказывают положительное влияние на помощь друг другу. Аналогичный подход был применен в Берлине с группой девушек, каждая из которых страдала расстройствами пищевого поведения. Они состояли в этой группе, потому что их состояние было опасным для жизни. Психотерапевты поручили девочкам разбиться на пары и заботиться друг о друге, как если бы они были ангелами-хранителями друг друга. Ни одна из этих девушек не умерла, и им всем помогли.

МР: Вы сказали, что важно иметь сильный мотив, и один из таких сильных мотивов — любовь. Мы можем наблюдать это, например, у беременных женщин, которые принимают решение бросить пить и помогают себе, помогая друг другу. Но как это работает?

ЭЛ: Я хочу привести небольшой пример из своей практики, который имел отношение к отцу, который курил одну сигарету за другой и его дочери, которая тоже курила. Отец захотел бросить курить, когда врачи сказали дочери, что у нее есть некоторые признаки повреждения легких. Он пришел ко мне на прием, и я спросила, есть ли у него фотография дочери. Он показал ее. Потом я спросила, нет ли у него в кармане еще одной пачки сигарет, и он показал ее мне. Мы прикрепили фотографию дочери к пачке сигарет, и я попросила его в следующий раз, когда он потянется за этой пачкой, прежде чем вынуть следующую сигарету, посмотреть на фотографию и посмотреть в глаза своей дочери. Затем решить, будет ли он курить эту сигарету. Этот человек сказал мне, что с того дня бросил курить.

МР: В этом примере можно увидеть очень сильный признак любви.

ЭЛ: Конечно. Истинная любовь не означает поддержку зависимости. Если вы любите человека с зависимостью, вы можете сказать ему что-то вроде этого: — «Эту зависимость придется изменить. Это недостойно ни тебя, ни меня. Тебе придется позволить людям помочь тебе. Ищи терапию. Сделай это ради любви к нам обоим. Если ты этого не сделаешь, ты не можешь просить меня праздно сидеть и смотреть. Я не могу этого сделать, потому что люблю тебя и не могу видеть, как ты губишь себя. Если ты не готов к терапии, нам придется расстаться на некоторое время, пока ты не сможешь это сделать, потому что я не буду поддерживать твою зависимость и не буду терпеть». Это может быть особенно полезно, если у вас есть член семьи или родственник, который агрессивен или склонен к насилию и т. д.

МР: Трудно конфронтировать людей.

ЭЛ: Да, но если не противостоять людям, им не поможешь. То же самое на работе: менеджер, директор или коллега может сказать работнику: — или ты будешь искать помощи, или тебе придется уйти. Это также может быть мотивом для того, чтобы обратиться за помощью и позволить себе получить помощь.

МР: Можно сказать, что форма зависимостей поменялась со временем. Раньше мы сталкивались с множеством проблем из-за алкогольной зависимости, но теперь к ним добавилась зависимость от наркотиков, социальных сетей и Интернета. В последних случаях это не зависимость от веществ, но все же зависимость от поведения.

ЭЛ: Каждая зависимость в итоге — это зависимость от состояния ума, которого мы хотим достичь и усилить. Мы говорим: «получить кайф» от игры, от волнения, чтобы избежать боли, избежать того, что неудобно. Таким образом, это всегда способ искусственно манипулировать чувствами, чтобы получить положительное самочувствие. Чувства приятны, но они могут быть обманчивы. Алкоголик может чувствовать себя хорошо, когда он пьет, и плохо, когда он не пьет. Чувства не могут надежно направлять наши решения, и в какой-то степени мы должны развивать терпимость к неприятным или плохим чувствам. Чем большую терпимость можно развить к неприятным чувствам, тем менее восприимчив человек к нездоровым зависимостям.

МР: Нам нужно отпустить идею, которую предлагает общество, что мы всегда должны быть счастливы.

ЭЛ: Постоянного счастья достичь нельзя. Это просто невозможно. Мы должны уметь отпускать определенные вещи. Когда мы отпускаем что-то осмысленно, мы должны быть в состоянии справиться с этим чувством. Мы не сможем этого сделать, если не будем «хозяевами в собственном доме», если мы позволим эмоциям взять верх и доминировать, если мы поддадимся нашим импульсам. Мы должны уметь идентифицировать и игнорировать триггеры.

МР: Возможно, в этой задаче может помочь, как мы ранее обсуждали, знание того, что у нас есть этот внутренний стержень, который не затронут зависимостью, и область, которую зависимость не может коснуться. Как вы думаете, можно ли таким образом помочь любой форме зависимости, или есть определенные формы зависимости, которые просто слишком трудно преодолеть?

ЭЛ: Существуют некоторые формы зависимости, которые очень трудно преодолеть. В этом случае область свободы заключается в том, насколько человек позволяет себе помогать. Если человек позволит профессионалу исцелить себя, это все равно будет очень сложный путь.

МР: Да. Сложный путь, который подводит нас к вопросу о профилактике. Какие факторы, по вашему мнению, могут помочь снизить вероятность того, что человек поддастся зависимости?

ЭЛ: Существует два фактора, которые влияют на эту вероятность: (1) чрезмерное потворство и (2) пренебрежение. Детям, которых не учат отпускать и приносить небольшие жертвы ради кого-то другого, но всегда дают то, что они просят, будет трудно отказаться от чего-то и терпеть трудности. Дети, которым в детстве пришлось отпустить слишком многое, например отношения, построенные на любви, ценности, в дальнейшем будут стремиться ухватиться за все, что попадется им на пути, с трудом отпуская или делясь.

МР: Есть матери, которые предпочитают работать, чтобы их дети «могли иметь все, что они хотят». Можно ли сказать, что мы должны быть осторожны здесь, когда мы проводим грань между чрезмерным опекой и пренебрежением?

ЭЛ: Дети, у которых есть любовь обоих родителей, находятся в привилегированном положении. Но есть и жестокие примеры, поэтому мы не можем делать таких чрезмерных обобщений, и в некоторых случаях, возможно, ребенку лучше находиться в интернате. Лучше всего решать это в каждом конкретном случае. Но для любого ребенка иметь двух любящих родителей — это благодать.

МР: Я хотела бы порекомендовать вашу книгу «Свобода и безопасность: преодоление зависимостей и обретение базового доверия». Зависимости могут лишить нас радости, и в нашем следующем выпуске мы рассмотрим, как развить наши возможности и способности испытывать радость. Он будет посвящен поиску радости и ее сохранению. Спасибо за внимание! Оставайтесь с нами в следующем выпуске.

«Вопрос не в том, что мы ожидаем от жизни, но в том, что жизнь ждет от нас.»