ОСОБЕННОСТИ ПРЕПОДАВАНИЯ ЛОГОТЕРАПИИ

Данная статья является докладом конференции по логотерапии,
которая прошла 14 октября 2017 года в Москве.

Екатерина Вульфсон,
логотерапевт, клинический психолог

В последние годы все более интенсивно разрабатываются прикладные направления в логотерапии. Если бы наша конференция продолжалась еще несколько дней, то на протяжении этих дней мы стали бы свидетелями еще множество выступлений на тему применения логотерапии в самых различных областях.
Все больше специалистов обнаруживают многочисленные способы привнесения логотерапии в свою практику, в каких бы направлениях  они не работали. Если обратиться к практике последнего мирового конгресса, который прошел в сентябре прошлого года в Вене, то можно заметить, что около 70 докладов, что составляло порядка 80% от всего объема докладов, раскрывали именно применение логотерапии в десятках областей. Среди этих направлений применения: расстройства пищевого поведения, зависимости, детская психотерапия, биполярные расстройства, шизофрения, деменция, паллиативная помощь, геронтология, коучинг, образование  и многие другие.

Вариативность областей, в которых получает свое развитие логотерапия, закладывает фундамент ее будущего. Члены мирового логотерапевтического сообщества работают в этих областях, с каждым годом собирая все более обширную базу исследований, подтверждающих эффективность применения логотерапии как в психотерапевтической практике, так и за пределами психотерапевтического кабинета.
Интересный факт: порой специалисты помогающих профессий – не логотерапевты — приходят к тому, что для эффективной помощи людям им требуется нечто большее, чем привычные средства психотерапии, и тогда они интуитивно обращаются к  духовному человека, иначе, как они видят из практики, помощь оказать не возможно.  Недавно ко мне обратились коллега, работающая с пациентами с онкологией, и, к моему удивлению, поделилась нововведением в разработанной ей программе по поддержке пациентов с онкологией: она привнесла в эту программу элементы экзистенциального подхода, в частности логотерапии, опираясь на материал из книг Виктора Франкла.  Это стало откликом на потребности Человека – в данном случае, человека с онкологическим заболеванием.  В тот момент у меня складывалось впечатление, что мир зовет логотерапию.

Как видно из широкого спектра ее применения, логотерапия может уверенно выходить за границы психотерапевтического кабинета и применяться  учителями и педагогами в секторе образования, врачами различных специальностей в медицинской практике, а также на этапах реабилитации пациентов, специалистами в области человеческих ресурсов и по развитию организаций, специалистами социальной  сферы.

Это еще раз подтверждает тезис Виктора Франкла,  о том, что логотерапия, которая является и  психотерапией, и мировоззрением, и теорией личности, есть  открытая система. Тезис, который порой интерпретируют очень свободным образом, в первую очередь  означает широчайший спектр применения логотерапии в областях, где есть взаимодействие Человека с Человеком. Везде, где есть или возможна такая встреча  — встреча Человека и Человека —  есть место для применения логотерапии.

В свете насущных проблем современного общества и современного человека, терапия, ориентированная на смысл представляется наиболее актуальной психотерапевтической школой, дающей человеку опору, направленность и надежду. Впрочем, сегодня мы уже коснулись этой темы в самом начале конференции.

И если мы хотим, чтобы логотерапия развивалась и далее, то одним из самых насущных вопросов становится вопрос подготовки логотерапевтов – специалистов, которые будут не просто обладать  набором знаний и умений, но которые смогут помогать расти и ветвиться дереву логотерапии – как символично обозначил развитие логотерапии в мире Александр Баттиани на последнем мировом конгрессе.

На сегодня такое древо выросло в таковое из совсем небольшого деревца, и оно обладает мощной корневой системой – наследием Виктора Франкла. Во всем мире существует около 140 аккредитованных организаций, они находятся в 40 странах мира, многие из которых реализуют образовательные программы – программы подготовки логотерапевтов. И все они объединены мировой  практикой преподавания, огромный вклад в систематизацию которой внесла наш уважаемый преподаватель, ученица Франкла доктор Элизабет Лукас.

В России мы прикладываем огромные усилия для развития логотерапиии, и сегодня о логотерапии слышат и много знают в Москве, Санкт-Петербурге, Ростове-на-Дону, Челябинске, Красноярске, в Алматы и многих других городах. А в этом году было создана Высшая Школа Логотерапии для реализации многочисленных планов по развитию логотерапии, фокусом внимания этой Школы становится обучение логотерапии.

Реализация задачи  по обучению логотерапии имеет свою специфику. В этом году мне посчастливилось лично встретиться в Элеонорой Франкл, побывать у нее в гостях в квартире Франкла. Она продемонстрировала искренний и глубокий интерес к тому, что происходит в России, и в частности, в беседе с ней мы коснулись вопроса обучения логотерапии. Она говорила о том, что Франкл был логотерапевтом по своей природе и насколько не просто научиться  тому, как быть таким человеком, как быть хорошим логотерапевтом.

«Практиковать логотерапию – означает жить логотерапией» когда-то сказал Франкл. Элеонора Франкл много раз упоминала, что Виктор жил именно так, как он учил, ни было не единого расхождения между тем, чему он учил и его поведением по отношению к людям, его отношением к жизни, к миру. О том же самом говорят и все, кто его знали близко – коллеги, друзья, родные. Они описывают Франкла как человека с большим сердцем, который очень любил жизнь и людей, человека  — который посвятил себя служению людям, и обладал невероятным чувством юмора, несмотря на огромное страдание в жизни.

Cудя по всему, речь идет не о том, чтобы ЗНАТЬ, а о том, чтобы БЫТЬ, а это совсем не одно и то же. И теперь специфика и одновременно сложность преподавания логотерапии проясняется: научить быть. Можно ли вообще научить этому? Элеонора Франкл отметила, что подобная задача и является настоящим вызовом, когда мы касаемся вопроса  обучения логотерапии – или, лучше сказать,  становления  логотерапевта,  воспитание логотерапевтов.

Что означает быть?  Что означает «жить логотерапией»?  Это вопрос владения специфическими логотерапевтическими методами и техниками и использования их? Это вопрос о морали? О нравственности? О каких то ценностях? О принципах работы с пациентами? Эта тема всегда поднимается на программах обучения логотерапии, и всегда вызывает обсуждение. Мы попросили помочь разобраться в этом нашего коллегу и друга Дэвида Гуттмана, этот вопрос стал частью интервью Дэвида на вершине горы Чимбулак, в Казахстане в мае этого года. Его  ответ на вопрос что означает жить логотерапией был кратким  и простым:
• Занимать позицию уважения свободы и ценностей других людей
• Жить таким образом, что это будет полезно и для других людей
• В системе ценностей человека безусловна ценность любой человеческой жизни: будь то жизнь человека здорового физически или психически, или жизнь человека, имеющего врожденные особенности
• Уважение к личности другого, уважение к уникальности человека
• Вера в смысл и в то, что смысл может быть обнаружен всегда

Образовательные программы по логотерапии разработаны таким образом, чтобы о специалисте, получившем диплом  можно было сказать, что он хороший логотерапевт. Ведь именно хороший логотерапевт, а не просто специалист получивший диплом об образовании, сможет заниматься действительно логотерапией: в практике терапии или консультирования, в личной жизни,  развивать логотерапию, жить логотерапией.

Хороший логотерапевт. С таким критерием мы  можем оказаться в неопределенности. Что такое хороший логотерапевт, и что должны иметь в фокусе внимания образовательные  программы?

1. Хороший логотерапевт имеет базовую квалификацию с области помогающих профессий и он  знаком с основами психологии,  медицины, психотерапии. Логотерапию называют терапией в духовных терминах, но это не означает, что в работе  логотерапевт обращает внимание лишь на духовное,  ноэтическое, измерение человека.  Для логотерапии единственно правильной возможностью понимать человека является его понимание как не-делимое целое.
При всей привлекательности и видимой возможности взаимодействия с человеком лишь в духовных терминах, можно совершить грубые ошибки, если игнорировать его психо физическое. Этот подход позволяет хорошему логотерапевту быть реалистичным.
Виктор Франкл в первую очень был врачом и это делало его очень хорошим психотерапевтом. Если человек нуждается в медицинском лечении, то средства психотерапии, логотерапии могут оказаться бессильны при односторонней интервенции.

2. Хороший логотерапевт верит в экзистенциальность человека – т.е в его возможность изменяться, при этом, признавая возможные ограничения детства, образовательной и окружающей среды.
Хорошего логотерапевта можно назвать оптимистом, и даже вероятно, идеалистом.  В своей знаменитой речи 1972 года Франкл цитирует слова Гете: «Если рассматривать человека таким, как он как он есть , мы делаем его хуже. Если мы видим в нем его «идеальную» версию, мы способствуем тому, чтобы он мог стать тем, каким он может стать».
Логотерапевт верит, что шанс на сложившуюся жизнь существует всегда. Хотя бы один. Несмотря на обстоятельства и ограничения.

3. Хороший логотерапевт не только слушает пациента, но и учится у пациентов. Он не только дает, но и берет. Терапевт занимает уважительную позицию, позицию равного. Терапия не может происходить основываясь лишь на  книжных знаниях, но она должна развиваться из того, что говорит клиент, из того, что находится ЗА словами, которые он говорит. Хороший логотерапевт всегда ищет новые пути, чтобы приближаться к людям. Он искренне интересуется другим человеком, его миром, его космосом.

4. Хороший логотерапевт и сам открыт миру, искренне интересуется жизнью, умеет ей удивляться, умеет ее ценить, умеет разглядеть в  большом саду жизни и цветущие деревья и малые травинки, и распустившиеся цветы и самую малую букашку, которая опыляла эти цветы – т.е видеть те малые части мозаики, которые ее и составляют.

5.  Хороший логотерапевт глубоко убежден, что за всеми химическими процессами, которые могут быть излечены, и всеми психическими силами, которыми можно управлять, стоит духовное человека, к которому можно обращаться.
Любое обучение терапевта – пусть самое длительное, его профессиональный опыт – пусть самый многолетний,  знание психотерапевтических  техник  — пусть их  будет множество, не будут способствовать излечению без одного самого важного инградиента, который является центральным в логотерапии: вера в Человекость, человеческую природу, в духовное человека и в то, что человек создает себя сам.

Терапевт должен быть уверен, что за любыми слабостями и неудачами, есть здоровое ядро, которое может обеспечить  возможность построить новое  смыслонаполненное и счастливое будущее даже на руинах прошлого.
Пациент должен чувствовать эту веру терапевта. Иногда  вера  лишь только одного человека достаточна для того, чтобы предотвратить  возврат к зависимости, болезни  или  отчаянию.

6. Хороший логотерапевт – это зрелая личность, в жизни которой реализуется самотрансценденция, он умеет быть для других. Он бытийствует в мире образом, доступным лишь человеку и умеет сам  обращаться к своему духовному измерению и пользоваться им. Это человек с богатой ценностной системой, способный к тому же полностью принимать систему ценностей другого человека.
А его личная система ценностей играет очень важную роль. То, что логотерапевт говорит своим клиентам является свидетельством его собственной философии жизни. Мы сами должны быть склонны поступить так, как мы советуем нашему клиенту. Мы проявляем себя аутентично до той степени, до которой мы сами привержены тому, что говорим, даже если другие не согласны с нами.

Из всего перечисленного выше формируется та самая дилемма, связанная с обучением логотерапиии.
Обучение логотерапии — это не просто прочитанные книги, это не просто знание терминологии, представление о методах и владение логотерапевтическими техниками,  это настоящая философия жизни – мировоззрение и проживание этой философии жизни в пределах и за пределами психотерапевтического кабинета.
На одном из семинаров Элизабет Лукас сказала:  «В логотерапии есть техники, или же их можно назвать методами. Но основная работа  — мета методы».
То есть реализовывать логотерапевтическую работу позволяет что-то, что находится над методами. Нечто, что требует больше, чем наличие инструментов в руках.

Франкл когда-то изучал тему мировоззрения человека,  и даже  предлагал классифицировать виды мировоззрений, но в какой-то момент увидел, что  идея эта  бесперспективна. И тому было несколько причин. Возможно, главная из них связана с концепцией личности в логотерапии. Каждый человек уникален, каждый нов в этой жизни. Мы знаем, что на генетическом уровне родители могут передать своим детям цвет глаз, но совершенно не возможно передать  детям мировоззрение, взгляд на мир, отношение к жизни. Это задача всегда решается  человеком в индивидуальном порядке.

Таким образом, проблематика обучения логотерапии сопряжена с формированием личной  философии, необходимой для практики логотерапии. Для обучения логотерапии обучение как передача знаний в чистом виде – не подходит, и  навыковое обучение тоже – не решит задачу воспитания логотерапевта. Если о техниках можно узнать, и им можно научиться, то дидактическим способом передать другому человеку ценностную систему невозможно, равно как и нельзя обучиться быть аутентичным.  Быть хорошим логотерапевтом, это не про знать и иметь, это про быть, это про формирование и становление.

Возможно это и имела ввиду Эллеонора Франкла, когда во время вступительной речи на последнем конгрессе она сказала нам, уже казалось бы обученным специалистам, многие из которых имеют за плечами десятки лет практики логотерапии: «Я  желаю вам понять то, что Виктор Франкл имел ввиду».

Это означает, что есть что-то в строках его книг, что не однозначно, к чему нужно пробираться и что-то между строк,  к чему мы должны стремиться прикоснуться, стремиться понять, стремиться охватить.

Вместе с тем, обучение логотерапии реализуется во всем мире уже на протяжении многих лет и для того, чтобы это было возможно, обучение происходит по разработанной и проверенной годами системе, которая держит в фокусе внимание специфику обучения логотерапии.

Виктор Франкл написал около 40 книг по логотерапии, и эти труды представляли концепцию, школу, настоящую новую волну в психотерапии, представление о человеке и теории мотивации. Его обширные труды были обобщены, структурированы и дополнены примерами из практики его ученицей, выдающимся практиком логотерапиии, профессором Элизабет Лукас, в единую систему  и таким образом они стали предметом изучения. Её работа стала моделью, по которой — в различных вариантах — работает большинство институтов логотерапии во всём мире. Эта модель создает базу для единого и основательного обучения логотерапии будущих логотерапевтов и передает комплексное духовное наследие Франкла. Ввиду богатства этой учебной модели, она предполагает  обучение логотерапии от 2 до 4 лет – как показывает мировая практика. Эта же практика используется теперь и в России.

В структуре этих программ содержатся обязательные блоки, связанные с теорией логотерапии, с терапевтической частью  — составляющей сердце логотерапии, практикой логотерапии, проживанием логотерапии и обнаружением в собственном опыте фундаментальных аспектов логотерапии, практику супервизий.

1.Теоретическая подготовка включает в себя: ознакомление с фундаментом и принципами логотерапии.
Для ознакомления с основами используются  лекции, семинарские занятия, а также самостоятельная работа, связанная с тщательным изучением работ Виктора Франкла. Российская аудитория обладает огромным сокровищем – к настоящему моменту переведено и издано большинство книг по логотерапии Виктора Франкла, и есть возможность прикоснуться к его оригинальным идеям непосредственным образом, тогда как еще 5 лет назад, в переводе на русском языке можно было найти лишь единичные книги.
Также, для российской аудитории теперь доступны книги  Элизабет Лукас – одну из них, фундаментальный труд – учебник по логотерапии,  мы имеем радость держать в руках сегодня. А также, книги Дэвида Гуттмана, Александра Баттиани и Светланы Штукаревой, Алекса Паттакоса, Алексея Аверьянова —   т.е  доступ к материалом по логотерапии  практически не органичен.

Книги – это не единственное богатство. Еще одно сокровище программы в России – это наши уважаемые постоянные преподаватели из Вены, из Германии – ученики Виктора Франкла, которые обладают богатейшим практическим опытом  преподавания и практики логотерапии, они обеспечивают надежную преемственность оригинальных идей Виктора Франкла. Мы все продолжаем учиться у них, каждый раз открывая все новые и новые грани логотерапии, ее возможностей помощи людям

2.Практическая подготовка
Практическая подготовка логотерапевтов подразумевает отработку логотерапевтического подхода в практике консультирования. Такие занятия, это своего рода «тренажер», возможность отработать так не похожий на классический психотерапевтический подход – подход логотерапевтический, начиная с метода диагностики  — попеременной диагностики, и заканчивая непосредственно техниками.  Когда летчиков готовят к полетам, то самые первые практические шаги они отрабатывают именно на тренажерах, что дает возможность совершить хороший полет в реальной практике. Мы тоже стремимся к тому, чтобы в реальной психотерапевтической практике логотерапевты могли проявить себя как хорошие специалисты. Человек и его жизнь – представляют безусловную ценность для логотерапевта, и если мы можем сделать лучшее, на что мы способны, то мы должны сделать это.
На программе в России отработка практических навыков реализуется не только на регулярных занятиях, но и под руководством и супервизией нашего профессора, Александра Баттиани. У нас также появилась интересная практика для слушателей второго года обучения: мы приглашаем клиентов со стороны – т.е это люди, у которые есть сложности в жизни и они готовы поучаствовать в открытой консультации. Консультацию проводит слушатель под супервизией, и по окончании консультации, происходит ее разбор, слушатели задают вопросы. Такая практика существует у нас уже несколько лет и она показывает свою эффективность, но не только для  обучающихся слушателей. Мы получаем добрые отзывы от тех «клиентов», которые набираются смелости и открывают свои сердца перед десятками внимательных глаз.  Конечно, мы не можем ожидать, что одна небольшая сессия поможет человеку распутать клубок всех перипетий жизни, но, около 50-70 % таких клиентов говорят о том, что данная учебная сессия стала шагом к смыслу.

3.Проживание
Третьей составляющей комплексного обучения логотерапии, но не третьей по значению, является проживание логотерапии. Речь идет об обнаружении в личном опыте идей логотерапии, о прикосновении к ценностям, транслируемых логотерапией, сердцем, можно сказать о духовном соединении с ними.
Дэвид Гуттманн в своем докладе на конференции в Санкт-Петербурге в апреле этого года сказал интересую фразу:  «мы должны понять Виктора Франкла сердцем». Фраза очень простая и очень сложная, очевидная и одновременно глубокая, означающая, что за пониманием логотерапии, которое может охватить Разум, есть что-то большее, что можно понять лишь только сердцем, душой. В этом контексте припоминается цитата математика и философа Блеза Паскаля  «Сердце знает доводы, которые не знает разум».
Как же возможно прикоснуться сердцем к тонкой материи бытия? Как может быть прожита эта материя, эти ценности, которые и представляют собой логотерапию?
Мы можем лишь делать усилия к этому..
• Мы можем учиться быть чуткими и внимательными к жизни, и замечать маленькие мелочи, из которых она соткана, их которых сложена ее мозаика.
• Мы можем каждый день учиться пользоваться нашим духовным и прислушиваться к нашему компасу – голосу совести, и делать самые осмысленные выборы в огромном поле возможностей.
• Мы можем учиться быть активными  со-творцами в жизни
• Учиться жить не  только для себя, но и для людей, для мира…..

Наши учителя являются порой самым важным примером такой жизни. Фильм «Виктор и Я», созданный внуком Франкла Александром Веселы, наиболее красочно запечатлел воспоминания знакомых и друзей Виктора Франкла, которые говорят о том, что именно Франкл стал для них примером упрямства духа, примером оптимизма в жизни несмотря на страдание, примером Человечности. Элионора Франкл сказала нам, что именно у Виктора она училась жизни. Сегодня с нами нет Виктора Франкла. Но рядом с нами есть его последователи, наши учителя, рядом с которыми меняемся и мы.  Возможность таких встреч нельзя пропускать,  и мы должны быть открыты к встречам, к хорошим встречам.  Этой весной для меня стала невероятно хорошей-  встреча с Дэвидом Гуттманом, с ним рядом мы провели несколько дней в рамках его поездки в Санкт-Петербург и Казахстан. Рядом с этим человеком нельзя  было не заразиться его оптимизмом по отношению к жизни, его  заинтересованностью к микроскопическим мелочам в жизни, наблюдательностью к деталям, любовью к жизни и к людям. Эта встреча остается в моем сердце.

Еще одним великолепным примером проживанием того, что называется логотерапия, является постановка по уникальной пьесе Виктора Франкла  «Синхронизация в Биркенвальде», на которую отважились коллеги-логотерапевты из Москвы, и они сделали это безупречно. Премьера состоялась в сентябре прошлого года в Вене, и с того момента спектакль увидели сотни зрителей из Москвы и Санкт-Петербурга.
Этот спектакль невозможно передать просто театральными средствами, в этом спектакле на арене не просто актеры, их талант и выученный текст. На сценической площадке спектакля «Синхронизация в Биркенвальде» «говорит» духовное. Здесь мало играть, здесь нужно быть – жить и чувствовать.
Для актеров – не профессиональных актеров, но логотерапевтов, эта  «пьеса стала способом быть и жить, и  не  просто теоретизировать на тему логотерапии, не просто обмениваться мнениями или отношением, но по-настоящему проникнуть в это пространство бытия, включить логотерапию в собственную жизнь, в  проживаемую реальность».
Эта пьеса Виктора Франкла является воплощением логотерапии, и сама игра позволяла прикоснуться сердцем, прожить .. или попытаться прожить то, что имел ввиду Виктор Франкл. Искусство актера  это со-участие в жизни героя, со-переживание с ним. Какая-то часть героя всегда остается в сердце. Также получилось и с  нашими актерами — логотерапевтами, которые говорят о себе как о новых людях до постановки и после.

Жить так, как говоришь — это очень трудно, но мы должны учиться этому. Не звучать, но быть. Не лукавить, но быть аутентичными.  Становиться и быть тем человеком, жизнь которого будет примером Человечности, примером «свободы для», примером ответственности и поиска смысла.  Это дорога. Длиною в годы, длинною в жизнь.
Всему этому нам еще предстоит учиться. И мы делаем это и будем продолжать делать.

И вслед на Элеонорой Франкл, я хочу пожелать всем нам когда-нибудь понять то, что имел ввиду великий Виктор Франкл.
Спасибо.

«Вопрос не в том, что мы ожидаем от жизни, но в том, что жизнь ждет от нас.»